Глава 12. Первое перемирие

Поэту наконец-то удаётся провалиться в горячечный тревожный сон.

Первые полчаса он раз за разом закрывает глаза, и каждый раз вздрагивает, снова попадая на шоссе и глядя на выскакивающие «коробки». Затем навязчивый глюк немного тускнеет, и под закрытыми веками наконец-то наступает темнота.

Длится это недолго. Вздрогнув, словно от удара, Поэт открывает глаза.

Ворон, который стал командиром взвода после гибели Дизеля, медленно и беззвучно движется по полуосвещённому кубрику и время от времени трогает за плечо то одного, то другого бойца.

Они просыпаются, Ворон им что-то негромко говорит, и бойцы также беззвучно соскальзывают с коек и начинают собираться.

Поэт обычно вызывается добровольцем, но сейчас ему всё равно. Убедившись, что Ворон к нему подойти не планирует, Поэт закрывает глаза и снова видит темноту.

Погружаясь в сон без сновидений, он успевает услышать, как с тихим скрипом открывается и закрывается дверь кубрика.

Несколько человек по полной боевой выходят в коридор.

Ворон собирает людей по поручению Андрея. После мясорубки на Металлисте ополченцы и украинцы впервые договариваются о перемирии. Для обмена телами погибших, которые одна и другая сторона не успели забрать в бою.

***

Когда Андрей с несколькими разведчиками приезжает на позиции под Металлистом, всё едва не заканчивается трагично.

О перемирии договаривались с офицерами, но офицеров на украинских позициях сейчас нет. Находящие там бойцы о перемирии ещё не знают. «Правосеки», видящие, как к ним спокойно подъезжают на автомобиле «сепары», охреневают настолько, что даже не стреляют.

Андрей объясняет правосекам, что сейчас заключено перемирие. И предлагает позвать кого-нибудь из их офицеров.

Пока зовут офицеров, лютую реакцию у правосеков первым вызывает Норд. Норд – высокий смуглый крепкий парень, явно с примесью восточных кровей. На луганчанина не похож совершенно.

  • Я приеду к тебе домой, – хрипит один из правосеков, размахивая здоровенным тесаком и прыгая вокруг Норда. – Я буду резать твою семью, твоих детей, твою жену – у тебя на глазах, затем – тебя.

Норд ничего не отвечает. Молча смотрит на это животное.

Андрей также молча наблюдает за происходящим.

Все понимают, что стоит правосеку подойти к Норду ближе, чем допустимо, или сорваться Норду или кому-то из разведчиков – разведчиков перестреляют, но они успеют захватить с собой несколько человек.

Ситуацию спасают украинские офицеры, которые подходят на позицию и немного успокаивают «патриотов Украины».

***

Норда от греха подальше отправляют назад. Украинские офицеры немного приводят в чувство правосеков и оттесняют их от разведчиков.

После долгих переговоров на бывшие позиции «Зари» пропускают одного Андрея на машине. Один украинский офицер едет на позиции, контролируемые ополчением – за телами украинцев.

***

Заняв позиции «Зари», украинцы опасаются, что зарёвцы заминировали тела. Возможно, поэтому тела Дизеля и Финна остаются нетронутыми. Украинцы также боятся, что заминировали тела их бойцов, поэтому Андрею приходится идти между трупами одному.

Когда Андрей подходит к очередному телу, украинцы прячутся за деревьями и брустверами. Андрей осторожно переворачивает тело, украинцы, убедившись, что взрыва нет, выглядывают. Когда Андрей подходит к следующему телу, они снова прячутся.

Андрей фактически оказывается между молотом и наковальней. С одной стороны – он (как он позже рассказывает) боится нарваться на растяжку. Причём на растяжку, оставленную своими.

Растяжек вокруг тел зарёвцы не оставляли – не их стиль. Да и мало кто на тот момент умеет это делать. Гораздо большую угрозу представляют украинские бойцы.

Украинские офицеры – люди в возрасте, видно, что они верно понимают суть этой войны, и им даром не нужна эта мясорубка. Им приходится прилагать большие усилия, чтобы успокаивать правосеков и всушников, которые всё рвутся разорвать Андрея. Видя поле боя после боя.

Если на позициях «Зари» Андрей находит четыре тела зарёвцев, то только здесь лежат более пятидесяти тел украинцев. Скоро утро, но подбитая бронетехника ещё горит. Бронетехники много. В открытых люках БТРа, подбитого Гномом, видны обугленные тела десантников.

Украинцев от расправы над Андреем удерживают их офицеры – и осознание того факта, что их офицер на «Урале» разведчиков сейчас вместе с разведчиками собирает тела украинцев на территории, которую контролирует ополчение.

***

Андрея пропустили за телами на «четвёрке» (ВАЗ). Андрей собирает и грузит тела в одиночку.

Первым находит Дизеля. Его родители с вечера в «Заре», они знают о гибели Дизеля, и просят привезти тело, чтобы хотя бы похоронить его. Перед выездом Андрей обещает им привезти тело Дизеля в любом случае.

Вторым Андрей находит Финна.

Всего удаётся найти пять тел. Двое разведчиков, двое спецов, и тело гражданского, который неясно как оказался на поле боя.

По дороге Андрей встречает разведчиков, из «Урала» которых уже выгружают тела украинцев. Четвёрка становится впереди, «Урал» – сзади, и машины уходит в «Зарю».

Только сейчас Андрей с облегчением выдыхает.

***

Андрей делает нужное дело. Норд, которому пришлось отходить назад, потом рассказывает, что по дороге видел остатки тела, привязанного тросом к БТР.

Подобное будет повторяться ещё не раз. Издевательство над трупами – одна из «национальных забав» правосеков.

Тело на тросе в таком состоянии, что складывается впечатление, что его тянули по асфальту от самого Счастья.

Благодаря перемирию и действиям Андрея и разведчиков тело гражданского удаётся отправить в городской морг, и четверых зарёвцев удаётся похоронить по-человечески.

***

На следующий день уже образовывается линия фронта. Она проходит через Металлист, РЛС и Александровск.

В Металлисте окапывается «Заря» и комендатура Грача. Ополчение – с одной стороны оврага, в котором расположен Металлист, украинцы – с другой. Фактически стороны находятся друг напротив друга. Всю войну по Металлисту шастают то одни, то другие, но по-настоящему туда никто так и не заходит.

Ополчение роет полнопрофильные окопы, заставлять уже никого не нужно. Бой показал однозначно – чем глубже окоп, тем дольше живёшь.

Металлист расположен в яме – идеальная ловушка. Войти в него просто, а вот выйти уже вряд ли получится. И до тех пор, как украинцы не уходят за Северский Донец, Металлист остаётся «серой зоной».

На РЛС стоят «Лешие» и ЗУ с экипажем из «Зари». На Александровском блокпосту дежурит сборное подразделение.

Каратели подходят вплотную к Луганску. Дальше ополчению отступать просто некуда.

С украинских позиций даже миномёт спокойно добивает в город.

P. S. Первое перемирие

 

 

 

Средний возраст первого состава ополчения — старше 30

Глава 12. Первое перемирие: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *